ЗАМПОТЕХ, космическая фантастика в стихах

ЗАМПОТЕХ, космическая фантастика в стихах
Автор: Дмитрий Горчилин

Однажды мне история случилась,
Готовили большой один корабль.
И линии питания проводили,
Не успевали, скоро вылетать.

А в доках суета и непотребство,
Искрит электросваркой целый мир.
И говорит начальство уже резко,
И тут поймал меня их командир.

И говорит- системы не готовы,
А нам на корабле том надо в бой.
И этот злополучный кабель-провод,
И предлагает взять меня с собой.

Монтаж вести, проверку и наладку,
Мы можем на ходу и на лету.
Идем без промежуточной посадки,
Гипер-прыжок, прямой, сквозь пустоту.

Враги забрали там у нас планету,
Им образцовый мы устроим бой.
Ты будешь с нами, а тебе за это,
Мол, денег, льготы, сразу же домой.

Ну я, понятно, сразу возмутился,
Оно мне снилось очень, сотню лет.
С начальством разговор после случился,
Нашел там шеф весомый аргумент.

И как на уговоры те поддался?
И как накрыл тогда веселый раж?
Но вот корабль по небу уже мчался,
И я входил сверхштатно в экипаж.

На корабле отставить сантименты,
Порядок и Устав и красота.
А я все лазил, лазил с инструментом,
И отоспаться дикая мечта.

И технарей-помощников мне дали.
Они старались не жалея сил.
Но по системам многого не знали,
Ну, я как мог, по месту объяснил.

Все офицеры в форменной одежде,
Блестит-сияет боевой расчет.
А я тащу то блоки, то тележку,
В комбезе грязном, что-то мимо прет.

Комично выглядит, но, в целом, ни до шуток,
Хотя они пытаются шутить.
И в отдыха короткий промежуток,
Фуражку обещают подарить.

Еще тогда мне странным показалось,
Бахвальство, что ли, выйдем и стрельнем.
И рядом с нами мощная “Тарава”.
На сбор эскадры, строем мы идем.

Монтаж закончен, началась наладка.
Система дышит, дышит и живет.
Чуть больше сплю, урывками, украдкой,
Хотя, конечно, дел невпроворот.

Маневры кончились, построилась эскадра,
И впереди теперь гипер-прыжок.
Выгадывают что-то, очень надо,
Чтобы корабль точнее пройти смог.

Проблема в том, что после перехода,
Корабль всегда, всегда меняет курс.
Малейшая ошибка, мелочь, что-то,
И корабли легко может столкнуть.

И переход сложнейшая задача,
Его лишь на мгновенье открывать.
И зрелище кромешно, не иначе,
Все корабли в одну лишь точку мчать.

На корабле уж все по-боевому,
Приказы отдаются здесь с душой.
Меня забыли, если по-простому,
Ну и отлично, очень хорошо.

И я тогда пошел ближе к турбине,
к реактору, системам и щитам.
Чтоб не мешать им, вот по той причине.
При этом логика моя очень проста.

Корабль идет под боевой системой,
Что управляет телом и душой.
Но повреждения вдруг или проблемы,
Или еще какой-то мощный сбой.

И я могу оттуда обесточить,
Любую цепь, систему и канал.
Реактор приглушить, да, пусть неточно,
Чтоб он в разгон случайно не попал.

Дубль- контуры системы охлаждения,
А вдруг порвет, всего у нас их шесть.
А вдруг утечка, плюс и излучение,
В тяжелый мне пришлось скафандр залезть.

Бочком прижал бушующий реактор,
Контрольные здесь лампы, тумблера.
Механика, как ни корабль а трактор,
И паровозов угольных пора.

Особое внимание экранам,
Защитным, из физических полей.
Нельзя включать поспешно или рано,
Лишь после перехода, чуть поздней.

Лишь приняв боевое построение,
Подальше кораблям чтобы уйти,
Свое в строю занявши положение,
Экраны надо быстро запустить.

И мощности скачок весьма заметен,
И нужно за системами следить.
Вот были времена, что каждый третий,
Корабль не мог экраны запустить.

Урчит реактор, мне мозги не парят,
Воюют где-то там они еще.
Я к креслу пристегнулся, наблюдаю,
И все в порядке, это хорошо.

Вот корабля ускорились маневры,
Его чуть крутит или резко рвет.
Все ближе переход, и все готовы,
И время как-то медленно идет.

И вот провал, в груди что-то рвануло,
И падаешь стремительно ты вниз.
И серия вдруг вспышек промелькнула,
И сразу в невесомости повис.

Так, переход вроде удачный,
Прошел нормально переход сквозь пустоту.
Реактор задрожал довольно-смачно,
Все оживает, сразу, на лету.

И вдруг какой-то очень мелкой дрожью,
Весь корпус сразу, тут же изошел.
Зенитных автоматов пылкой дробью,
Корабль, вступил, похоже, в ближний бой.

И в голове тогда лишь промелькнуло,
Еще не запустились ведь поля!
А после чем-то яростно рвануло,
Удар и грохот, я не смог понять.

Реактор мощно вдруг ко мне прижался,
Защита у скафандра включена.
Сквозь фильтры очень яростно ворвался,
Вдруг яркий свет, огня, огня стена.

Ремни на мне едва, чуть не порвались,
Не мог я думать, видеть и дышать.
Сигнализация истошно завывала,
Все это очень сложно осознать.

Но все же потихоньку отпустило,
Вернулось зрение, потом вернулся слух.
И по ушам потом вдруг резануло,
Свист, вой, потом еще какой-то стук.

Ну тут понятно и без объяснений,
Порвало контуры, выходит хладагент.
Хотя б один, один бы уцелел бы,
Из контуров, опаснейший момент.

Реактор, даже если остановлен,
Все жаром дышит, очень много дней.
Был случай даже, я его запомнил,
Оплавилось все, глыба из стержней!

Наощупь я добрался до решеток,
И опустил на самый тихий ход.
Мала пусть мощность, будет пусть, хоть что-то,
Для боевых систем она идет.

Слегка уж видно и туман уходит,
Я к контурам в которых хладагент.
Да неужели?! Все чудесно, вроде.
Два из шести живые, и, момент..

И стирлиг-генератор, вроде, целый,
И бодро крутит генератор вал.
А провода к нему не уцелели,
Их сжег разрыв, расплавил и сожрал.

Ну, в общем, долго я еще метался,
Трубопроводы там перекрывал.
Что уцелело отыскать пытался,
И временные кабели включал.

И малая локальная победа,
Включился корабельный общий свет.
И по трансляции спросил, мол, есть кто где-то?
И тишина, мне тишина в ответ.

Потом еще с трудом я пробирался,
И по отсекам тщательно смотрел.
Шел в боевую галерею, я пытался,
Дошел, раз глянул, больше не смотрел.

Все чудеса те просто объяснялись,
Взорвался рядом ядерный заряд.
Нейтроны с гамма-квантами промчались,
Уничтожая все живое, все подряд.

Зенитные системы сплоховали,
А может он заранее рядом был.
Как будто, вражины уже заранее знали,
Где наш корабль в пространство выходил.

Враг как заранее знал, полей не будет,
И хрупкою скорлупкою корабль.
И там внутри, внутри живые люди,
И точно вот по этому ударь!

Частично корпус даже испарился,
И этот пар физически толкнул.
И силовой набор наш подломился,
Этот удар конструкции погнул.

Я в тот момент к реактору прижался,
Его могучая защита помогла.
Шквал радиации снаружи поглощался,
Инертность от толчка меня спасла.

Реактор между взрывом был и мною,
Я оказался будто бы в тени.
Теперь вот пробираюсь здесь, с тоскою,
И вовсе не с кем тут поговорить.

Еще одна серьезная проблема,
Здесь импульс мощный тока пролетел.
Сжигая и калеча все системы,
И кабелей почти не пожалел.

Тут даже к шлюзу и не надо пробираться,
В борту зияет мощная дыра,
Радиоактивность стала повышаться,
От взрыва, наведенная, беда.

А за дырой вовсю уже стреляют,
И корабли в физических полях,
И дроны тут и там уже шныряют,
Салютом взрывы в темных небесах.

А, вижу, вдалеке, висит “Тарава”,
Куда стреляет сложно и понять.
И мысль еще тогда меня пробрала,
Попробуй сообщение передать.

На радио надежда никакая,
Здесь световой используют сигнал.
Компьютер им там как-то управляет,
Набрал, навел и кнопочку нажал.

Ответ на удивленье скоротечен.
Да, понимаем, всех отказ систем.
Но если вам получится, конечно,
Стрелять чем уцелело, можно всем.

Ведь многие системы позволяют,
Вести огонь вручную и на глаз.
Стреляй как хочешь и куда не знаю,
Но постарайся так, чтобы ни в нас.

Конкретность здесь понятна и приятна,
На батарейной палубе бардак.
Компьютеры сгорели, то понятно,
Разруха, мусор, дыры, пустота.

Но кое-как, лишь на соплях и скрутках,
Мне дронов удалось вперед пустить.
Контейнер этих злобных тварей жутких,
Куда-то в космос тупо разгрузить.

Зенитный блок, с радаром непонятно.
Похоже, тоже, сразу погорел.
Оптический канал еще, занятно.
Питание подал, он загудел.

Побило люто, в общем-то, систему,
Но кое-что, лишь где-то, кое-как,
Пытался подключать я постепенно,
Пока не увидал тот самый знак.

Пакет ракет, тяжелых, очень мощных,
У каждой термоядерный заряд.
Они хранятся под защитой прочной,
Ударить ими, хоть бы кое-как.

Предохранители, питание, возился.
Перекосило шахты там слегка.
И дрон ремонтный тоже подключился,
Должны быть целы, там броня крепка.

По лампам вдруг сигналы прокатились,
Гудение, какой-то стук и рев.
И шахты люков быстро вдруг открылись,
Весь блок ожив и к бою он готов.

Обычно им компьютер управляет,
Учитывая множество вещей.
Система те ракеты направляет,
Есть пульт ручной, найти его, скорей!

Нашел, залез, взял в руки чебурашку,
И стал пространство рядом изучать.
В зарядах мощь огромная, чуть страшно,
Но надо хоть куда-то же стрелять!

А зрелище чудесно, феерично,
Ведь три еще эскадры подошли.
Стреляют, маневрируют отлично,
Но тех к врагам кто ближе- тех пожгли.

От нейтронов оптика темнеет,
Да, плохо видно, это очень жаль.
Навел и присмотрелся я сильнее-
В каждой эскадре строй ведь совпадал!

Порядок тот же, корабли все те же,
И как смогли такие же найти!
Смотрел и понял, понял, ну конечно!
Вот хитрый план как бой им тот вести!

Пройдя колонной, отстрелявшись даже,
Они опять шли строем на прыжок.
Но не в пространство, как мы шли, не так же-
А в прошлое, застав боя кусок.

И заново в том прошлом возникая,
Они совместно действуют с собой.
К врагу поближе, чтобы прикрывая,
Огня повысить плотность, вот он бой!

Та технология давно была известна,
Обычно называется флешбек.
Энергии жрет прорву, если честно,
Я и подумать о таком не мог.

Те корабли, что после возникают,
Второй и третий, может пятый раз,
Они и поврежденья получают,
Все ниже, ниже выжить у них шанс.

Ну, со своими, вроде бы, понятно.
Но, извините, где же все враги?
Стрельба идет и выглядит занятно,
Но не видать ведь в оптику ни зги!

На фоне той планеты злополучной,
Я док для кораблей вдруг увидал.
Большой, матерый, матовый и тучный,
Я на таких работать начинал.

И стало очень на душе обидно,
Отличная система, вот беда.
Мне только одного его и видно,
Пару ракет направлю я туда!

Ну, даже если, гады, победите,
Недолго вам придется пировать.
Вам корабли и негде починить-то,
Все, дока нет- навел прицел туда.

Нажал на чебурашке пару клавиш-
Корабль неуправляемо кружит.
В перчатке неудобно, сунул палец-
Огонь рванул, ракета уж летит.

Потом пошла за нею и вторая,
Цель захватили, очень быстро мчат.
И пост тот управленья покидаю,
Опасен термоядерный заряд!

Рвануло раз, потом другой, затихло,
Залез обратно и смотрю, но вот,
От доха сноп обломков мчится лихо,
И вдруг за ним свеченье, переход!

Строй кораблей врагов возник тотчас же,
Да без защиты, вовсе без полей.
Да в рой обломков полным ходом вмажет!
И это ПЕРВЫЙ строй их кораблей!

И остальные попросту исчезли,
Они подбиты сразу были там.
И воевать уже и бесполезно,
Их разорвало сразу, просто в хлам!

И вдруг опять в глазах что-то мелькает,
Лечу куда-то, падаю мешком.
И будто вновь картинку повторяет,
За пультом я, реактор жму бочком.

Параметры систем в унылой норме,
Работает как надо, не искрит.
И хладагент по трубам с гулом гонит,
Где надо- индикатор там горит.

По кораблю отбой по-боевому,
Походу, надоело воевать.
Но я ведь это все, что было, помню!
Сейчас все целое, и как мне не понять..

Лишь начал из скафандра выбираться,
А в люке прошмыгнул один матрос.
Глаза шальные, трусятся-боятся.
“Он здесь” кричит, в глазах немой вопрос.

Он подошел, его вовсю колотит,
Не в силах даже он что-то сказать,
А у меня скафандр застрял там, вроде.
И он мне начинает помогать.

Трансляция включилась, зампотеха,
На мостик приглашает капитан.
Отметил сразу, чуть ли не со смехом-
Меня впервые так назвали там.

И слово умилило, “приглашает”,
Такой вот здесь забавный оборот.
Ручаться не могу, да и не знаю,
Кого-то первый раз он так зовет.

Иду по коридорам, переходам,
И в боевую галерею заглянул.
Исправно все, работает все, вроде,
И вид другой вдруг тенью промелькнул.

На мостике впервые оказался,
Когда корабль рабочий, на ходу.
То в доках иногда я там метался,
Чинить случалось всяку ерунду.

И шел когда, то выглядит забавно,
Народ меня глазами провожал.
И не шутили, как всегда, подавно,
Никто вообще и слова ни сказал!

На мостике горит все и сияет,
И БИУС за всем бдительно следит.
Корабль идет, пространство пожирает,
Эскадра вдаль внушительно летит.

И командир сказал, для адмиралов,
Отдельная каюта на борту.
Туда прошу, возможно Вы устали,
Сейчас вам ваши вещи занесут.

Спать, отдыхать, морально расслабляться,
От службе попрошу пока забыть.
Большая просьба- не распространяться,
Не стоит Вам хоть с кем-то говорить.

Спать-отдыхать, конечно, рад стараться,
Про службу очень тронул эпотаж.
Я ж ни военный чтобы им подчиняться,
Хотя вхожу сверхшатно в экипаж.

Но люди очень сильно удивили,
Они морально опустошены.
Что видели они, чем впечатлились?
Колотит, молчаливы и шальны.

На базе, первым делом, к особисту,
Не конвоируют а просто так, зовут.
Насторожились, что-то там нечисто,
И вещи следом, прям за мной несут.

И особисту в лоб я, не пугайте!
На корабле погибшем был один!
А он вдруг тихо, чтоб Вы знали, знайте,
В тот экипаж входил еще мой сын.

Отправим Вас на краткую учебу,
То Вам начальство будет объяснять.
Вас пригласил формальность сделать чтобы,
Чтоб допуск по секретности поднять.

Начальника спросил я, что там было?
И как ожило столько человек?
Ответил, чтоб наука объяснила,
Но у врагов поглубже был флешбек.

Мой термоядерный удар по цели,
Им точку выхода немного изменил.
И после осознав масштаб потери,
Наш враг флешбек вдруг взял и откатил.

И согласился на все предложения,
И все условия уже готов принять.
Экспертов группа для их обсуждения,
Уже на днях и будет вылетать.

Тебя хотим включить мы в группу эту,
Железо там посмотришь, что и как.
Подучишься заранее этикету,
Красивый, мол, сошьют тебе пиджак.

Еще одно такое будет дело,
Конструкторов ракет хотим позвать.
Попробуй вспомнить, что там уцелело,
И что бы надо срочно укреплять.

А дальше, дальше тоже что-то было,
То жизнь еще крутила кувырком.
А то текла спокойно и уныло,
Но я об этом расскажу потом.

Дмитрий Горчилин 20220125

*примечания
От проникающей радиации оптика темнеет, заметно примерно с 600 рентген.
“Чебурашка” – жаргонное название пульта управления вооружением.
БИУС- боевая информационно-управляющая система.
Зампотех- заместитель командира по технической части.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.