Мэхэн, Альфред Тайер — Википедия

Принципы Мэхэна[править | править вики-текст] Выделив главные, с его точки зрения, факторы, Мэхэн сводит их к нескольким простым принципам, доказывая, что остальные исторические явления для морской мощи второстепенны. Море не барьер, а дорога[4]. Всякий, кто рассматривает море как средство изоляции, как очень широкий «крепостной ров» между собой и соседом, в конце концов обнаруживает, что сосед уже поставил море себе на службу. То есть изоляционист неизменно проигрывает, так как добровольно отдает все выго

Источник: Мэхэн, Альфред Тайер — Википедия

 

Человек заложивший принципы военно-морской политики более чем на столетие. С небольшими правками это актуально до сих пор. 

 

Принципы Мэхэна[править | править вики-текст]

Выделив главные, с его точки зрения, факторы, Мэхэн сводит их к нескольким простым принципам, доказывая, что остальные исторические явления для морской мощи второстепенны.

  1. Море не барьер, а дорога[4]. Всякий, кто рассматривает море как средство изоляции, как очень широкий «крепостной ров» между собой и соседом, в конце концов обнаруживает, что сосед уже поставил море себе на службу. То есть изоляционист неизменно проигрывает, так как добровольно отдает все выгоды тому, кто видит в море средство обмена.
  2. Владение морем решает дело[5]. Начиная от Пунических войн, по Мэхэну, тот, кто владел морем, был способен не только одерживать победы, но и пользоваться их плодами, и как высшая цель — создавать жизнеспособные мировые империи. По нему, Ганнибал, Александр, Наполеон — примеры обратного. То есть, не понимая важности владения морем, они не удержали свои империи, несмотря на военный талант.
  3. Морская мощь — путь к владению морем[4]. По Мэхэну, она состоит в свободе пользования морем, и воспрещении пользования им для противника. Обе задачи обеспечиваются сильным флотом — в первую очередь военным, но также и торговым.
  4. Основа морской мощи — на суше[4]. Как поддерживающая флоты экономика, так и базы, колонии и стратегически важные территории — её необходимые составляющие. При этом он, в частности, постоянно выступал за необходимость обретения морской мощи Соединенными Штатами, в том числе сообщения между двумя океанами через Панамский канал (тогда ещё не построенный).
  5. Оборона своих берегов начинается у берегов противника[6] — решающий характер наступления и глобальный характер войны.
  6. Важность «большой битвы»[7] — война решается генеральным сражением.
  7. Второстепенный, нерешительный характер крейсерской войны[8] против торговли.

Выводы Мэхэна[править | править вики-текст]

  • Суть войны состоит в борьбе за морское господство
  • Главное внимание должно уделяться линейному флоту[6][9] — который, в свою очередь, должен стремиться уничтожить линейный флот противника в одном генеральном сражении. По Мэхэну, Трафальгар решил исход Наполеоновских войн.
  • Нужны сознательные, последовательные усилия правительства в достижении этой цели как во время войны, так и до неё. То есть, морская мощь должна быть частью большой политики.
  • Если морское господство обеспечено (читай — линейный флот противника уничтожен), то обеспечена и защита торговли[8].

На деле французский флот при Трафальгаре (1805) был разбит, но не был полностью уничтожен[10]. Однако Мэхэн утверждает, что последующая блокада его в портах англичанами была наступательным действием, и дала тот же эффект. Почему война продолжалась ещё 10 лет после этого, он не объясняет.

Касаясь войны на коммуникациях, Мэхэн признает, что полностью блокировать крейсеры[11] и приватиры невозможно, и конвоирование все же необходимо, но не в ущерб генеральному сражению[8].

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *