Rozetka UA

Сентябрь 1938-го: почему не началась германо-чешская война? | Злые Русские

К лету 1938 года стало ясно, что Чехословакия не может более существовать в формате унитарного государства, в котором главенствуют чехи, вернее – чешская космополитическая и либеральная верхушка. В стране, в которой на семь миллионов чехов приходилось три миллиона шестьсот тысяч немцев, три миллиона словаков, семьсот тысяч венгров, четыреста тысяч русинов, около 200 тысяч евреев и 100 тыс. поляков, не велось никакой взвешенной национальной политики – которая заменялась системой запретов, угроз и полицейского насилия. Ни к чему хорошему это не могло привести по определению.… Поэтому Мюнхенский «сговор» – абсолютно естественный конец нежизнеспособного образования, именовавшегося Чехословакией. 15 октября 1938 года президент Бенеш ушел в отставку и невозбранно убыл в Великобританию. Последними его словами были отнюдь не проклятия по адресу Гитлера или Даладье и Чемберлена – равно они не выражали надежду на скорую победу демократии или, что было бы естественней всего, сожаления или раскаяния за свои ошибки двадцатилетней давности, за которые Чехословакии пришлось рассчитываться так дорого. Ничуть не бывало! Эдуард Бенеш посчитал себя героем, спасшим своих соотечественников от ужасов войны – и не важно, что это была бы война за свой дом; для либерала и космополита умирать за свою Родину есть безусловная глупость и дремучая отсталость. «Думаю, что мое поведение в Мюнхене было самым выдающимся поступком моей жизни. Мюнхен — самый страшный бой, который я когда-нибудь прошел. Заявляю вполне осознанно, что я победил сам себя, и пожертвовал собой не только ради чехословацкого народа, но и для Европы». И ведь нельзя сказать, что господин Бенеш был неправ! Ведь что на самом деле совершил пан Бенеш – не пойдя на поводу у своих генералов и не сделав вид, что не слышит многосоттысячного рёва сторонников «войны до победного конца», собиравшихся каждый день в конце сентября 38-го у стен Пражского Града? Он СОХРАНИЛ чешский народ от ужасов войны – войны, никоим образом этому народу не нужной… Замечу сразу – оправдывать пана Бенеша ни в коем случае не собираюсь: всегда полагал и посейчас полагаю его изрядной сволочью, во имя своих политических амбиций совершившей немало подлостей по отношению и к чешскому, и, особенно, к словацкому народу. Но объективно – его поведение в сентябре 1938 года принесло чешскому народу не только безопасность и относительное благополучие в последующие семь лет, когда вся остальная Европа содрогалась от ужасов войны и корчилась в муках от холода, голода и болезней – но одновременно позволило этому же народу полагать себя мучеником и героем, по праву занявшим место среди победителей нацистской Германии. Когда страны-создатели Чехословакии – Франция и Великобритания – на конференции в Мюнхене признали, что в 1919 году несколько погорячились, нарезав своему «детищу» излишне много территорий с преобладающим немецким населением – этим они всего-навсего признали свою ошибку. И тут же её исправили – согласившись с переходом под юрисдикцию Берлина Судетской области. В принципе, все стоны послевоенной антинемецкой пропаганды о том, что Чехословакию в Мюнхен не пригласили, более того,  там её предали и продали – есть пустое сотрясение воздуха. В данном случае эта страна была не субъектом, а объектом политики, причем вполне объективно – ибо речь шла именно об ОШИБКЕ разработчиков условий Версальского договора, когда никаких международно признанных границ Чехословакии вообще де-юре не существовало. Те, кто эту ошибку совершил – её же и исправили; а то, что при этом консультироваться с паном Бенешем и Даладье, и Чемберлен посчитали излишним – лежит на их совести, никаких процессуальных нарушений международного права они этим НЕприглашением не совершали. Пан Бенеш ещё во время нахождения в Чехословакии миссии лорда Ренсимена понял, что западные союзники отнюдь не собираются затевать европейскую войну ради «территориальной целостности» ЧСР – и сделал соответствующие выводы. То есть мобилизацию в сентябре 1938 года объявил – но воевать с немцами, наперекор Мюнхенским договорённостям, не стал – зачем? Если Великобритания считает, что пока нет никакой необходимости обострять отношения с Германией ВО ИМЯ СОБСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСОВ – то зачем Чехословакии во имя тех же самых английских интересов рваться с поводка?

Источник: Сентябрь 1938-го: почему не началась германо-чешская война? | Злые Русские

 

Интереснейший материал, новый взгляд на ключевые события Второй мировой. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *