Отмороженные холодным летом 1953-го

В 1987 году с большой помпой на экран вышел фильм Холодное лето пятьдесят третьего…

Сам сюжет нам не очень интересен, а вот персонажи любопытные:

В глухой северной деревне влачат существование двое политическихссыльных: Копалыч (бывший главный инженер Николай Павлович Старобогатов, «английский шпион») и Лузга (капитан полковой разведки Сергей Басаргин, осуждённый за то, что попал в окружение).

Дело происходит, напомню, летом 1953 года. То есть, лет 10 они уже отсидели и сидеть еще долго.

 

То есть, товарищу капитану полковой разведки за его подвиги больше десятки насчитали. Что это за человек? Что за подвиги? Где он так стрелять научился? С какой стати окруженцев стали врагами считать?

Вопросы отнюдь не праздные. После войны даже власовцам не связанным с массовыми расстрелами давали 5 лет поселения. То есть, в 1953 году лицо с оружием в руках воевавшее против Советской власти уже бы вернулось в родные края, обзавелось бы семьей и хозяйством, детишек бы успело нарожать. Даже эти 5 лет- не тюрьма, стройка в отдаленном районе. Комсомольцы-добровольцы, власовцы, все какую-то шахту копают.

Были заградотряды? Были, и вот наглядная статистика их работы. Основная масса людей возвращалась в свои части. Некоторых направляли в штрафные роты и батальоны, некоторых расстреливали.

Цитата:

Заградительными отрядами с начала их сформирования (с 1 августа по 15 октября с.г.) задержано 140755 военнослужащих, сбежавших с передовой линии фронта.

Из числа задержанных: арестовано 3980 человек, расстреляно 1189 человек, направлено в штрафные роты 2776 человек, штрафные батальоны 185 человек, возвращено в свои части и на пересыльные пункты 131094 человека.

 

 

И очень уж незначительное число арестовывали. Лузга- это, как раз, из очень незначительного числа.

В мемуарах часто описываются ситуации, когда наступающая армия освобождала из плена советских военнослужащих. Как правило, их отправляли дослуживать в  свои части.

Даже если Лузга попал под трибунал- штрафная рота, если за три месяца не убили- восстановление всех званий и наград.

 

Что же это за персонаж такой?! Поясняю: Лузга- агент Абвера, немецкой военной разведки. Был перевербован, прошел специальную подготовку (во как стрелять научили!), был направлен в советский тыл, пойман. И вот с  ТАКИМ обвинением уже в штрафную роту и правда уже не угодить. ТАКИХ людей близко к фронту не подпускали.
Судя по всему, в карательных мероприятиях не участвовал, потому расстрелян он не был. Это объясняет причину презрительного отношения милиционера к нему. В отличие от зрителя милиционер уголовное дело Лузги читал. Да, офицер, да, воевал, но было еще что-то важное, что вызывало у милиционера отвращение даже через 8 лет после завершения войны. Да и сам он на контакт с милицией не идет, сидит в сторонке. Знает, чего стоят все его аргументы.

 

Ну и второй персонаж, английский шпион и главный инженер- чтобы понятно было, Англия была союзником СССР во Второй мировой войне. Активно обменивались техническими разработками, поставки оружия и техники. В такой ситуации загреметь под суд с формулировкой “английский шпион” было крайне сложно.

За что в годы войны сажали производственников? За срыв программы выпуска оружия, откровенный брак, тяжелые технологические аварии. У героя Папанова были куда как более серьезные основания для созерцания северных красот, нежели надуманное сотрудничество с английской разведкой.

 

Это я вот еще напомню, про авиационное дело

Суть в том, что промышленность производила негодные самолеты, которые просто рассыпались в воздухе. Ну а армия их принимала. Гибли пилоты, дорогостоящая техника, фронт не получал столь нужного вооружения. Можно ли назвать сталинским произволом наказание виновных в этом безобразии? Поубивались сталинские соколы- и ладно, просить виновных? Не простили- теперь они среди невинных жертв.

 

Дмитрий Горчилин 20160102


Вместо послесловия
Ну а как же оно было с бывшими пленными? В мемуарах этот вопрос обсуждался многократно. Навскидку, первое что попалось Дрягина Ирина Викторовна, Записки летчицы У-2

Глава 4. В дивизии легендарного А. И. Покрышкина, процитирую несколько фрагментов.

Вот что писал мне В. Евсеев — узник Дахау, когда я пыталась разузнать о судьбе брата Виктора:
«В Дахау я пробыл всего около одного месяца в конце 1944 года, затем меня отправили в Судеты — в концентрационный лагерь Людвигсбург. Там нас долго держали в бывшей конюшне и не разрешали выходить в общий лагерь. Немцы боялись нашего влияния на других военнопленных. Хочу отметить, что летный состав вел себя достойно! Вот один пример: немецкий солдат приходит к нам с буханкой хлеба. Ставит ногу на перекладину и говорит одному из наших ребят: «Почисти сапоги — дам буханку». Летчик отвечает: «Русский офицер чистить немецкому солдату сапоги не будет», хотя ему очень хотелось есть. Солдат обратился к другим военнопленным, но никто из нас не согласился выполнить его прихоть. Все отвернулись и отошли от солдата.
Одно скажу, что русские (в подавляющем большинстве) в лагерях военнопленных и концлагерях вели себя достойно, были патриотами до конца, умирали от голода, холода и побоев, но не бывали сломлены морально. И мы, попадавшие в плен в 1943, 1944 годах, вселяли уверенность в нашей победе тем, кто был пленен в 1941–1942 годах. Офицерам немцы не доверяли. [170]
Питание было очень плохое, в конце концов такое питание приводило к дистрофии и гибели. Я бы погиб, если бы еще 3–4 месяца пробыл в лагере. Все надеялись, что нас спасут наши войска. И когда мы увидели над лагерем штурмовиков (Ил-2), мы воспрянули духом. Очень мало военнопленных ушло в другие страны. Летный состав, за исключением, может быть, единиц, вернулся в СССР. Я здесь, на Большой земле, как мы говорили, быстро прошел госпроверку и демобилизовался в декабре 1945 года».

То есть, узника концлагеря, пленного пилота, не посадили и не сослали- его проверили (что правильно, вдруг среди пленных фашистские палачи затерялись).


Дивизия вышла на Берлинское направление. Старшего лейтенанта Ивана Бабака назначают командиром 16-го гвардейского истребительного авиаполка [186] — полка, которым командовал сам А. И. Покрышкин.
Пришло в полк ответственное задание. Бабак берет себе в ведомые младшего лейтенанта Козлова, только накануне прибывшего в полк из авиаучилища. Они провели штурмовку эшелона с орудиями, машинами, солдатами противника, и вдруг самолет Бабака загорелся. Козлов в ужасе восклицает: «Что делать? Я не знаю, куда мне лететь!»
Бабак объяснил Козлову, как прилететь в полк, сообщил ему курс, скорость и время полета. А сам попытался перетянуть через линию фронта и потерял сознание. Очнулся, когда его уже окружили фашисты с овчарками. Плен. Пытался организовать побег, но был так слаб, что его несли на себе товарищи, чтобы ослабевшего узника не расстреляли конвоиры. Бабак пробыл в плену месяц. Тем временем закончилась война, и Бабак с другими пленными оказался в расположении союзников, освободивших их из концлагеря. Один из пленных летчиков крикнул: «Передайте Покрышкину, что Бабак жив!» На четвертые сутки Бабака вызвали в штаб союзников, и он увидел Покрышкина, Трофимова и Сухова. От счастья не мог слова вымолвить.
В 1949 году Бабака все же уволили из армии и он вернулся к своей педагогической деятельности. Верный себе, он выбрал самую трудную, недисциплинированную школу. Он считал, что нет почетнее труда педагога, потому что он формирует человека — самое главное богатство на земле!


И этого пленного не посадили в ГУЛАГ. Более того, он продолжил службу в армии. На минуточку, командир полка, который в плену побывал!


В конце апреля 1944 года летчики 100-го гвардейского авиаполка встретили Григория Дольникова, вернувшегося из фашистского плена. У него был вид какого-то бродяги. Даже его большой друг Василий Сапьян узнал Григория только по голосу. Все, от механика до комдива, были очень рады видеть Дольникова живым. Когда его увидел Ибрагим Магометович Дзусов, то сказал командиру полка С. И. Лукьянову: «Берите сокола, оденьте, обхарчуйте и в дело!» Петя Гучек обнял Григория и тихо произнес: «Отомстим, браток! Дерево сильно корнями, летчик — друзьями!»
Снова Григорий Дольников храбро стал летать и мстить за дорогих друзей (Николая Лавицкого, Василия Шаренко, Петю Гучека и других). Всего за Великую Отечественную войну Григорий Устинович Дольников сбил лично 15 самолетов и 1 в группе, совершил 160 боевых вылетов и участвовал в 42 воздушных боях. [189]
Мне очень обидно за тех, кто побывал в фашистском плену и навлек на себя после освобождения массу подозрений и бед. Так и Григорий Устинович — патриот своей Родины — после войны подвергался бесконечным проверкам в особых отделах полка, фронта и выше. Даже выехать на родину после окончания Великой Отечественной войны из своего полка по-человечески его семье не дали. Потребовали собраться в течение суток и убыть с женой и больной дочерью в распоряжение Управления кадров, в Москву. Для этого им предоставили места в товарном составе в теплушке…
Затем, после бесконечных проверок и допросов, его, гвардии майора, отправили служить в далекое Забайкалье, снова командиром эскадрильи. Лишь после 1953 года он поступил в Академию ВВС и переехал в Москву. В то время он с женой Валентиной Михайловной навестил в госпитале своего однокашника по Батайской авиашколе Ивана Шамова, который после неудачной посадки на истребителе Ла-7 сломал позвоночник и более трех лет был прикован к постели. Иван Шамов стал писать стихи, печататься. Его посетил композитор-песенник Б. А. Мокроусов, они подружились, и появилась песня «На лавочке» («Костры горят далекие…»).
Григорий Устинович затем служил в Одесском военном округе, а я побывала у него в гостях в 1975 году, когда он был уже генералом, командующим ВВС Закавказского военного округа в Тбилиси.


Прекрасная иллюстрация. Пилот попал в плен. Но вместо ГУЛАГа его отправили в свою же часть, где он продолжил воевать. Да, проверяли- но при этом его приняли в Академию, он дослужился до генерала, занял ответственную должность.

Чтобы получить реальный срок во время войны человеку попавшему в плен надо было утворить нечто очень нехорошее. Участвовать в расстрелах мирного населения, шпионской деятельности и диверсиях.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *